На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Григорий Островский о Михаиле Нестерове

Сергий Радонежский   

Нестеров, ученик Перова, писал сначала жанровые сценки, исторические картины, но скоро художник находит свою дорогу в искусстве. «Пустынник», «Отшельник», «Христова невеста», «Под благовест», «На горах», «Великий постриг», «Молчание», «Мечтатели», «Вечерний звон», «Схимник», «Тихие воды», «Святая Русь», «Душа народа (На Руси)»... Картины эти населяют монахи каких-то отдаленных, затерянных в российской глуши монастырей и обителей, с удочкой на тихом, точно заснувшем озере, с молитвенником в руках или лисичкой, безбоязненно резвящейся у их ног, старички в скуфейках, подрясниках и лаптях, истощенные постом и молитвой послушники, христовы невесты, отрекшиеся от радостей жизни и посвятившие себя служению богу, девушки в черных надвинутых на глаза платках, со взглядами, вознесенными к небу или опущенными долу. Когда все это происходит, неясно: во времена ли художника или столетия назад. Да, собственно, ничего и не происходит: жизнь словно замерла на этих полотнах, суть ее - не в действии и мирской суете, а в отрешенной, благостной умиротворенности, постигаемой в тиши иноческого уединения. В слиянии с природой - самом совершенном создании вечности - человек обретает покой и счастье. Природа в картинах Нестерова не просто пейзажный фон. Это полноправный, а зачастую и главный «герой» произведения. Она живет своей жизнью, тесно сплетаясь с мыслями, чувствами и переживаниями художника и персонажей, определяет эмоциональную тональность картин, их музыкальность и весь образный лад. Тоненькие березки белеют в мягкой рыжеве сентября, молодые елочки распахнули свои редкие лапы, рдеет яркая рябина - примета осеннего увядания, в безмятежное зеркало озер опрокинулись берега, и в глубине вод едва дрожит листва осин. Дали дальние открываются с крутых высоких берегов, а под ними спокойно и величаво плывут реки. То здесь, то там застенчиво ютятся избы или сараи, деревянные часовни или главки старинных церковок. Это пейзаж М. Нестерова, и только его. Ближе всего он, пожалуй, к живописи И. Левитана, созвучные темы слышатся в музыке С. Рахманинова, лирике А. Блока, С. Есенина. Не случайно именно под впечатлением от картин Нестерова родились строки Блока:

Единый, светлый, немного грустный -
За ним восходит хлебный злак,
На пригорке лежит огород капустный,
И березки и елки бегут в овраг.

И все так близко и так далеко,
Что, стоя рядом, достичь нельзя,
И не постигнешь синего ока,
Пока не станешь сам как стезя...


В нестеровском пейзаже воплотились пронзительное ощущение родины, поэтическое и возвышенное представление художника о своей земле и ее скромной, неброской красоте, щемящая душу одухотворенность природы. Сам художник говорил, что всегда ищет «живую красоту в природе, в мыслях, сердце» и что его цель в искусстве это «живые люди, живая природа, пропущенная через чувство, словом, опоэтизированный реализм». К числу наиболее значительных произведений Нестерова дореволюционного периода относится цикл картин о Сергии Радонежском, видном религиозном и политическом деятеле XIV века. В образе Сергия, борца за объединение Руси и основоположника монашеского подвижничества, художник видел этический идеал, крупную и цельную личность, способную нравственно сплотить народ в годы трудных испытаний. «Зачем искать истории на этих картинах? говорил Нестеров. - Я не историк, не археолог. Я не писал и не хотел писать историю в красках. Это дело Сурикова, а не мое. Я писал жизнь хорошего русского человека XIV века, лучшего человека древних лет Руси, чуткого к природе и ее красоте, по-своему любившего родину и по-своему стремившегося к правде... Я передаю легенду, сложенную в давние годы родным моим народом о людях, которых он отметил своей любовью. Однако разрыв между мечтой и жизнью все углублялся. В картинах Нестерова 1900-х годов все сильнее звучит тема трагического разлада с жизнью, одиночества, глубокой внутренней неудовлетворенности. Многофигурную композицию «Святая Русь» Л. Толстой назвал «панихидой русскому провославию»; заложенные в ней идеи были ложны и нежизненны. Революцию 1905 года художник не понял, хотя обостренной чуткой совестью ощущал ее справедливость. «Воистину настает народный „страшный суд" над неправдой, над всяческой ложью нашей интеллигенции» , - писал тогда Нестеров. Религиозная тематика еще долго будет занимать художника, но в круг его творческих интересов все увереннее входит и «чистый» пейзаж, и особенно портрет. Именно в портретном жанре Нестеров достиг тех высот, которые позднее определили его место и значение в советской живописи. Но и до революции он создал немало прекрасных реалистических образов - от энергичного и темпераментного этюда М. Горького (1901) до монументального портрета Л. Толстого (1907); портрет польского художника Яна Станиславского и портрет О. М. Нестеровой, ставшие украшением русской портретописи начала века. Успокоенные горизонтали речных берегов, контрастирующие с фигурой и вытянутым в высоту форматом картины, приглушенные краски догорающего заката, разлитое в живописи ощущение тишины и покоя ясного осеннего вечера, элегическая лирика пустынного пейзажа и атмосфера душевной чистоты и чарующей женственности этой высокой стройной девушки с большими задумчивыми глазами в черной амазонке - все сливается в цельный художественный образ большого содержания и возвышенной красоты. Если в портрете дочери присутствует прежде всего лирическое настроение, то в портретах Яна Станиславского и Л. Н. Толстого выступает конкретность крупных и своеобычных характеров. Идеи гуманизма и красоты творческого труда вызвали к жизни замечательную портретную галерею, созданную Нестеровым в 1920-1930-х годах. Активные и волевые натуры, которым мы обязаны великими культурными ценностями,- вот герои этих произведений, ставших воплощением заветной мечты старого русского художника об образах лучших людей его Родины


Бенуа о Нестерове »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100